Женщина-рентген из Самары.

Женщина-рентген из Самары.

Публикую интервью с самым необычным человеком которого я когда-либо встречала в своей жизни.

Началось все с того, что моя любимая подружка поделилась новостью о том, что побывала на приеме у женщины-травницы. Я захотела взять интервью, потому что знаю что таких людей в нашем крае мало. И вот что из этого вышло…

Кратко что знаю о ней…

Женщина-рентген, или женщина-томограф и т.д. — Ирина Судакова. Живет сейчас в Самаре.

Денег за прием не берет (если только человек сам оставит что-то на свое усмотрение). Люди к ней идут только по сарафанному радио. По этому же радио ходит инфо, что она много кому уже помогла.

Ирина, очень добрый и необычный во всех отношениях человек. Во первых это ее взгляд. О нем мне еще подружка сказала: "Она смотрит так необычно.". Да, взгляд действительно необычный, смотрит как бы со стороны, не могу выразить это словами, и видит кажется, всю тебя насквозь… Смотрит на человека и говорит, чем тот болен, если болен…


(КАРТИНЫ-ИЛЛЮСТРАЦИИ К ИНТЕРВЬЮ НАПИСАННЫЕ САМОЙ ИРИНОЙ)))



Такая: Ирина, что Вы о себе можете рассказать?

Ирина: Такие люди о себе обычно ничего не рассказывают. Информация из других уст всегда более правдивая. Вот какие мы есть, такие мы и есть. Есть много людей, которые могут обо мне рассказать или оставить отзыв. Кто-то может, поругает, кто-то наоборот похвалит, сколько людей столько и мнений. Вот такой вот я обычный человек, возможно немножко и необычный.

Т.: Хорошо. Ирина, я знаю, что вы занимаетесь травами. Это так?

И.: Не только.

Т.: И Вас мне представили как «Ирина — травница».

И.: А я себя называю 9:1:1.

Т.: Да, а почему?

И.: Почему 9:1:1, это конечно смешно. Просто потому что в любое время дня и ночи могут позвонить, у кого-то кошка заболела, птичка, ребенок, кому-то плохо, у кого-то что-то потерялось. Различные ситуации, сколько людей столько и просьб. Есть Людмила Фельдблит наша знаменитая самарская писательница, она пишет такие смешные комиксы, она обо мне написала книгу.


Т.: А чем вы помогаете людям?

И.: Это не от того что я захотела быть такой, а от того что я родилась такой, или меня сделали такой. Здесь такой мир неопознанный и полон загадок и тайн. Есть психология помощи, есть терапия помощи, есть выходы из трудных ситуаций с помощью препаратов, или тестов. Это может быть просто обычная беседа. Каждый человек индивидуален и помощь ему тоже нужно оказывать индивидуально.

Что касаемо проблем со здоровьем здесь мы относимся очень осторожно. Во-первых, приходят люди, которые обошли очень много больниц, перепили кучу препаратов и не знают свой диагноз. Диагноз стоит один, а препараты не помогают. Я помогаю не только с помощью трав, есть медикаментозное назначение, очень осторожное. Но опять таки, если диагноз подтвержден нами, человек не говорит свой диагноз он сидит со своими бумажками, анализами. Он может в сумке их держать, мы просто выставляем диагноз и пишем рекомендации, или предлагается лечение у каких-то специалистов, если диагноз не определен. Там назначат медицинское лечение, если оно не поможет в итоге приходите сюда. Где-то вода, где-то трава, какой-то фермент, или витамин. Мы выводим человека в баланс, и человек начинает выздоравливать.

Есть случаи, где процесс необратим — это 3я и 4я степени рака. Естественно я говорю близким родственникам что извините шансов на выживание нет. Человек который болен я ему об этом не скажу, я наоборот, постараюсь его вернуть к жизни, объяснить что надо делать чтобы он ушел с счастьем.

Т.: Как вы определяете заболевание? Я знаю, что вы смотрите просто на человека и говорите, чем он болеет?

И.: Я человек-рентген. Или человек-томограф или еще как-то… Есть такие люди их мало, но они все-таки существуют. Время проверило, опыт проверен, все это зафиксировано. Для меня ничего в этом удивительного совершенно не существует. Кто у меня рядом уже этому не удивляется, я, так тем более. Поначалу да, это все было как-то интересно.

Т.: А когда Вы это в первый раз про себя узнали?

И.: В 2005 году.

Т.: Это как-то резко получилось?

И.: Нет, не резко. Это было постепенно. Я помню, что я с детства была необычным ребенком. Я дружила только с животными. По-другому видела мир. Возмущалась и плакала, почему люди неправильно живут. Папа с мамой пытались меня убедить в обратном. И что мир не изменишь. Плакала я каждый день. Лет до 12 у меня были постоянно слезы, обиды, меня все возмущало и почему то мне казалось, что я вообще не с этого мира. Было ощущение, что меня взяли одну сюда посадили и все должно быть не так. Но все мне было интересно. Я была очень любопытная наподобие мальчишек. Девочки меня особо не интересовали, а мальчишки да, потому что они много чего умели делать и похулиганить и попрыгать, что-то изобрести и вот я с ними дружила. Я изучала всех животных, насекомых, всякие поделки, все что можно было делать руками, я все это изучала. Была такая нетипичная девочка, в отличие от других сестер в семье. Нас было четыре сестры. Те жили нормальной жизнью, а мне надо было «залезть в любую дырку», которую только возможно. Мне надо было все узнать, и все, на этом моя душа успокаивалась. Рисовала, шила, пробовала обувь делать, и когда я уже полностью все осваивала, мне уже это было не интересно, я делала что-то другое.

И вот когда уже появились дети конечно тогда была очень тяжелая жизнь после Чечни. Мы уехали оттуда в тяжелой обстановке. Все бросили. Я ушла вообще без ничего с чужим ребенком на руках. Скиталась по квартирам, проживали мы с ней и голод и холод. В общем было очень тяжело жить, на уровне уличной нищенки. Так было, наверное, с полгода. С лета до Нового Года, мы так жили. Потом появились свои дети. Я в этот момент шила, торты пекла, потом фиалки разводила. «Больная» была по фиалкам, и пока я не вывела свой сорт, я не успокоилась. Вывела, назвала своим именем и все. Собрала их все и отдала в детский сад, больше они меня не интересовали.

И тут в одно время что-то появилось в доме. Не могу сказать что привидение, но что-то такое необычное. Ощущение какого-то образа. Я хожу, убираюсь и вижу краем глаза, что что-то есть не пойму что. Так вот реально не видела. Я подумала что у меня что-то с головой не в порядке наверное, роды, тяжелая жизнь, стрессы. Все. Наверное, я сошла с ума. Я боюсь, ну мало ли что там… Естественно пошла в церковь. Говорю, «Батюшка так и так, вот дома что-то непонятное ходит». Меня причастили, дом освятил. Ну и что? Вы думаете, что-то изменилось? Нет. Все как было, так и было. Я убираюсь и чувствую на себе какой-то взгляд наблюдает за мной. Думаю ну что делать. А у нас в подъезде была бабушка, у нас был подъезд спортсменов и все уезжали на лето. И оставались я и бабуля напротив. Она такая хорошая была, с дачи нам ягоды привозила, у нее дочка врач. Я ей говорю, «Вы меня посмотрите я в порядке вообще?» Она, «Да Ирин». Я спрашиваю, «У меня лицо не изменилось?» Она, «Нет, а разговариваю я нормально?» Она, «Да. Ирина, а что случилось?» Я говорю, «Да нет ничего, просто может быть со мной что-нибудь не так? Она — все так.

Тут я вспомнила что одна женщина в киоске товар привозила, она типа бухгалтера и товар доставляла в киоск с военного городка Рощинского. Я к ней подхожу, «Слушай, говорю — я кажется привидение вижу, призрак какой-то, я слышала ты там какие-то курсы проходила что мне с ним делать?»

«Да не переживай, говорит, когда появится ты спроси истинное имя его». Ну, хорошо. Тут когда я вижу опять этот образ я его и спрашиваю: «Назовите истинное имя ваше?». Он говорит «Александр» ну и все, исчезло. Я опять бежать к ней, ее конечно нет. Дождалась когда она в следующий раз товар привезла, говорю, «Все, Оля, я спросила, что мне дальше делать?»

А она, «А дальше нас не учили». Вот те и раз. Ну, что мне с этим делать? И я давай, по всем целителям, по всем экстрасенсам, по батюшкам — бесполезно никто ничего объяснить, конечно не мог. Это преследовало меня постоянно, пока я не привыкла. Я не могу сказать, что я там боялась, но это что-то такое было необычное.

Т.: Это было именно дома?

И.: Да, именно в квартире.

Думаю, пойду я в Храм. Возле икон хожу и чувствую, что-то присутствует около меня.

Т.: То есть, он около вас всегда был?

И.: Да. Что-то размытое. Глаза его точно не помню, что-то такое размытое облако. Думаю, ну что же делать, квартира съемная, чужая, дети маленькие. Книжек у меня ничего не было. Я вспомнила, соседка у меня пожилая книжки читает, я бегу к ней, говорю, «Что-то у меня дома ходит». Она приходит, говорит, ну давай пообщаемся. Мы с ней разговариваем, наверное часа два чай пили, потом она все, говорит, я пошла, в дверях стоит, а я напротив. Его не было и вдруг ее кто-то подпер и сзади и она говорит: «Он сзади, да?» Я говорю: «Да». И она бежать.

Т.: То есть она его увидела?

И.: Да. Она увидела свечение, ссади, размытое высокое облако и она убежала от страха. И опять я осталась сама с собой. Мне уже надоело это все.

Т.: А дети уже были?

И.: Ирина, дети были.

Т.: Они не видели его?

И.: Потом они стали его видеть. Когда племянница приехала. это приемная девочка. Она первая увидела, а потом и другие. Жанночке тогда было два с половиной года, а Максиму три с половиной.

Т.: Это ваши дети?

И.: Да. Я вижу его перемещение по коридору, и вот они: «Мама, дядя Саша». Они стали называть его именем, причем я им это не говорила и они это точно не слышали, я ни с кем об этом не разговаривала. Я думаю так, с ума сходят по одному, а не все сразу. Что-то здесь не то. Тут в очередной день села шить и он сел возле стульчика, как будто из воздуха взялся вот такой образ. Я думаю, дайка я спрошу, и спрашиваю «Вы кто?» Он мне отвечает, это в моей голове. «Я твой учитель с неба». Боже мой, первый раз такое слышу!!! Дальше: «Пришел тебя учить, ты будешь писать книги, делать все что мы тебе скажем и будешь помогать людям». Господи, думаю я тут и письмо то писать не люблю какие там книги, думала все, наверное, мне конец пришел, моя жизнь закончилась со всем этим моим багажом приключений. Наверное, про меня будут книжку писать, наверное все.

Он мне говорит, твоя мама шила, у тебя что-нибудь есть от нее, что-нибудь осталось? Я говорю, «Нет, ничего. Мама ушла босиком». «А ты всю жизнь шила у тебя что-нибудь есть?» «Нет, говорю, нет у меня ничего». Он: «Ты не этим должна заниматься, а тем, что мы тебе скажем — ты будешь помогать людям. Вот закончишь всю свою консервацию (я банки крутила, я раньше много банок делала) и после этого и начнем». Ну, и пропал. Это наверное май месяц был. Ну, я обычно консервирую до октября месяца, а тут получается в июле, я поворачиваю голову, у меня все закручено и банки все полные я по 200 банок делала. Мне это нравилось, потом конечно все по раздаем как обычно. Я легла спать, и он в откосе появился, «Ирина, говорит, бери ручку то пиши». А тетрадок то не было, я взяла швейную тетрадь, где я мерки записывала там были свободные листики и он стал какой-то текст диктовать и такое ощущение потоком все шло. И ну все, как будто сто потов с меня сошло и исчез. Я даже не понимала, что я вообще пишу. Открыла, там такой был грамотный философский текст, я его стала перечитывать, я была просто удивлена. Такого я за свою жизнь не слышала и не видела никогда, не знала, впервые с этим столкнулась с автоматическим письмом. И потом мы с ним каждый день по несколько страничек писали. И вот мы написали с ним одну книгу, потом вторую, потому третью.

Т.: Они сейчас есть?

И.: Да, все есть в электронном виде. Она называется «Загадки и тайны вселенной». Она именно про таких людей и про все. И он назвал себя Рерихом Бильдманом. Я давай вспоминать кто такой Рерих, прямо как слайды и лицо пошли. Я думаю, где-то я это лицо видела.

Там много всего было интересного, но начало было именно таким. У нас были такие тестовые уроки, вот мы с вечера садимся он мне дает список, вот мы утром будем делать это… Не красься, не ешь, диета, мы будем снижать давление. А денег не было, дети маленькие. Давление снижать просто водой. Воду на подоконник ставили на определенное время. Я видела, что она меняла свой цвет, в виде лучей. Пила. Все ничего не болит, ни голова, ничего. Помню, он говорит — минута 20, думаю ну как я буду следить, отвлекусь же. Вот, дошла до окна поворачиваюсь, ровно минута двадцать проходит. Появилось такое четкое определение времени. Вылечили меня. Потом взялись за моих близких родственников, а потом уже пошли друзья, у кого родственники или друзья врачи, кому можно было доверять. Мы ставили диагностику, подходили к медикам, медики все это изучали и причем писали на латыни только, на латинском языке. И потом врач, если одобрял человек принимал это с его согласия.

Т.: А латыни вы нигде не обучались?

И.: Нет. Мы с ним выписывали все виды языков, .вплоть до арабского — бывали такие тренировки. Языки, или кухня всех народов мира, со всеми тонкими секретами из ничего делались такие прекрасные вкусные вещи. Даже частушки проходили. Три месяца было обучение, а потом говорит: «Все, мы тебя обучили, теперь иди к людям и будешь им помогать». И вот пошла диагностика. Сначала органы казались в виде черного пятна. Потом начали краснеть, потом такие контуры, а потом образовались в цветном отображении, потом в реальном изображении и тут же приводился анализ крови, сахар, давление, пульс, пищевое восприятие, кислотность. Вообще все все показатели в какие-то доли секунды. Вот человека сканируешь, тут же пишешь диагноз и все анализы соответственно. Вот такая секундная диагностика. И вот с тех пор я работаю с людьми.

Конечно первое время мне было страшно. Во первых, у меня был страшный аппетит мне казалось что я ходила голодная как не знаю кто. Было такое ощущение, как будто все проваливалось куда то, и я ничего не ела. Я думала все, я бросаю не хочу, мне говорили, подожди организм перестроится, видимо расход энергии большой был. Я ничего не понимала, приходит человек, и тут ты его видишь насквозь конечно для меня это тоже был шок. Человек, который, всю жизнь шил, что-то там другое делал, и тут на тебе… Конечно для меня это было новое интересное, и даже страшное, пугающее. Но к этому привыкаешь. И с тех пор, я работаю с людьми. Нового ничего нет, практика набита.

Что еще интересное было, вот если допустим переноска то меня трясло, сильная вибрация как потоком что ли, энергия сильная шла. Потом все меньше и меньше стал расход на людей происходить, и мне стало легче.

Я знаю, что такие люди бывают очень редко, их очень и очень мало и этот эксперимент с медицинскими аспектами возможно и со мной одной только, по их, по крайней мере, описаниям прохожу на Земле такой медицинский эксперимент. А остальные кто-то химик, кто-то физик, кто-то теоретик, кто угодно. А вот композиция биохимического анализа человека как я, больше нет, если конечно им верить, этому высшему разуму.

Т.: А они с вами до сих пор выходят на связь?

И.: Естественно.

Т.: Постоянно?

И.: Да. 24 часа в сутки.

Т.: А как они себя называют? Откуда они?

И.: Они с разных планет.

Т.: То есть вы имеете контакт с высшими разумными существами с других планет?

И.: Да.

Т.: А как их можно назвать инопланетяне или наше высшие я?

И.: Это энергия от переноса от высшего разума извне в наш разум нашего времени. Она не является биологической оболочкой — это энергия. Как пульт дистанционного управления. Как сотовая связь. Посланная энергия сюда, она считывается, перерабатывается, передается в слова и дальше возвращается с использованном состоянии и дальше трансформируется.

Я не могу сказать что это инопланетяне или пришельцы. Наверное да, есть и такое я не могу исключать — есть много очевидцев. Я тоже видела, не могу сказать, что это был контакт. Я их видела, они на меня спокойно посмотрели и ушли дальше. Я пыталась позвать пол улицы, но интересное никого не было. Стоял мужчина у него заглохла машина он там в ней ковырялся и больше никого не было. Даже ни одной собаки не было. Я кричала, «смотрите, смотрите». Но, никого не было. Я шла в это время в Храм, интересно конечно. Ну, они на меня посмотрели и все.

Т.: А что вы видели?

И.: Большой диск очень красивый, я его успела рассмотреть полностью я же любопытная мне же интересно, что там. Это было меньше чем в ста метрах от меня. Было пол третьего дня, я шла в Храм после грозы, у нас городок 24 дома пятиэтажных в Рощинском и людный, а тут как будто всех выдуло. Я поднимаю голову диск висит, опускается лестница и выходит 4 человека их было. Один второй, высокого роста в чем-то светлом какие то такие аппаратики висят и они как будто говорят. И они все выходили и на меня смотрели и они потом как будто растворялись в стенке заходили и исчезали, и причем они поняли что это я но они на меня совершенно не реагировали. А я была в таком шоке и восторге: «Быстрее, смотрите, что я вижу!» Побежала в Храм, потом, когда вернулась, диска уже не было, машины тоже не было. Вот так.

Т.: Ирина, а какие результаты по людям есть? Что вы вылечили?

И.: Самая моя любима тема — это процесс деторождения. Когда люди мучаются много лет нет детей, зрелые браки, прошедшие кучу больниц и вот у них появляется долгожданный малыш. И что самое интересное. Эти дети обычно отличаются своим здоровьем, умом, сообразительностью и такими необычными способностями. Дети как будто зачатые извне. Они необычно красивые. Рано начинают говорить, у них сложена речь, они очень умные. Их называют дети индиго, дети будущего. Они получены и родились с помощью высшего разума и их называют спасителями будущего планеты. Для этого они появились на нашей Земле. Это моя любимая тема, и когда они рождаются, родители приносят показать, посмотрите — это ваше! Они никогда не плачут когда меня видят, любопытно рассматривают и всегда пытаются обнять. Хотя я этого ребенка вижу в первый раз. Это не единичный случай, их же много было, я уже даже и не помню сколько их было у меня.

И беременную маму когда смотришь, что не хватает в организме, как лежит плод, что надо сделать чтобы развивался нормально. Говор, что надо сделать чтобы зубки у мамы были целые, волосы не выпадали, сон был полноценный. В общем, смотришь, занимаешься, это если они хотят, если не хотят, наблюдаются в больнице. Конечно, основная масса все сюда идут.

Т.: А еще что вы лечите или все равно что?

И.: Мне без разницы. Я просто могу сказать, что онкология 3й и 4й степени не лечится.

Т.: А гепатит?

И.: Гепатит да, лечится. И есть вылеченные, сейчас мы дружим просто. Гепатит С да, лечится. Гепатит А, да, есть Д и Е. Все лечится.

Рассеянный склероз, очень сложно поддается терапии, если на начальной стадии там если еще одно два пятнышка в головном мозге, то да, можно помочь, опять таки отправляем к медикам. Потому что дорогостоящие препараты, чтобы человек не запустил это заболевание. Я не могу сказать что много вылечилось, в практике таких было очень мало, была одна татарочка, сейчас знаю, что все хорошо, но у нее на начальной стадии было. Одно или два поражения.

Т.: А сахарный диабет?

И.: Диабет, смотря какой. Мы поддерживаем и вводим в ремиссию. Если уж совсем запущенный то сложно. Но если человек не на инсулине, а на таблетках, в начальной все стадии, то все нормально лечится. Детский сахарный диабет практически нет. Ну а язвы, специфический колит это все пролечиваем и практики уже много было. Потом мы практически друзьями со всеми становимся, когда человек долго мучается, а тут месяц, два и здоров. Опухоль рассасывается. Есть практика, головной мозг — мы сейчас дружим.

Т.: А зрение, допустим миопия?

И.: Смотря что, бывает дело в сосудах.

Вам требуется лазерная коррекция и все будет нормально.

Т.: А вы меня можете посмотреть?

И.: Я и так вижу…

Т.: Далее идет описание меня… (Выкладывать на общее обозрение не буду надеюсь это мало кому интересно. В целом совпало, с тем что я думала о себе, но один диагноз неприятный для меня был для меня новостью. Было рекомендовано сделать УЗИ. На данный момент я его еще не сделала, потому подтвердить или опровергнуть Иринин диагноз с помощью медицинского заключения не могу).

Т.: Ирина, я только сейчас поняла, Вы говорите всегда «мы» — это вы имеете в виду себя вместе с высшим разумом?

И.: Но это не я же все это вам диктую, я только передаточное звено. Это совершенно не я. И это и неуважение даже. Меня сегодня взяли выключили и я стала обычной женщиной мамой и забыла про все, а когда надо включат, и стану опять необычной женщиной буду формулы какие-нибудь писать например, и на других языках разговаривать.

Т.: Как Вы думаете, так любого могут включить?

И.: Нет. Человек, подготовленный к этому, у него сосуды расположены не так как у всех и глаза также. У нас угол зрения получается немножко другой. Мы можем и сзади видеть, на 180 градусов, и вокруг ауры мы все это видим. Можем и закрытыми глазами все ощущать.

Т.: Вы ауру видите?

И.: Конечно.

Т.: Какая у меня?

И.: У вас здесь неон, сзади оранжевая, справа, где почка черно-фиолетовове пятно, снизу зеленая, а низ, где ноги белая. У Вас она цветная. А в диаметре она у вас не очень большая. см 45-50. И нимб над головой.

Т.: Нимб? А нимб почему?

И.: А это слушают вас. Вас привели сюда, зачем не знаю, но привели. Вы же не просто сюда пришли?

Т.: Нет.

И.: Вот поэтому вас сюда и притащили можно сказать и так. Потому что сюда ненужный человек он и зайти не может. Плохой тоже — они вылетают я даже наблюдала за этим. Была у нас одна женщина в городке «оторви и выброси», не очень хорошо воспитанный человек, безобразно разговаривает, сквернословит, дерется. Ее не любил никто. Когда слух обо мне пошел по городку, я жила в военном городке, чуть что так меня в больницу. Городок маленький знают меня все, врачи то все знакомые, вечно у меня раньше что-нибудь болело, то живот, то давление то голова, а тут к ним стали приходить пациенты, которые получили помощь от меня. И они думали то ли меня в психушку закрывать, то ли что они не поймут что вообще происходит. Был у нас в городке фестиваль почетной общины и меня пригласили туда как почетный гость. И вы представляете, что было в зале там целая трибуна, меня люди чуть не снесли. Люди стояли по 4, 5 часов в очереди чтобы попасть на прием. Тут слышу скандал, а у меня с 9 до 18 активное рабочее время после 18 приходят свои друзья, потому что я уже выдыхаюсь, я думала: «Боже мой, как я с этой кучей людей справлюсь?» Они стоят во всем подъезде и хвост очереди на улице. И вот слышу спор в коридоре я выхожу посмотреть, а там эта Женя, которая вредная. Она решила ко мне зайти, причем вот так нагло. Она пытается зайти тут люди, она зашла и встала в откосе она пытается зайти, а такое ощущение, что ее выталкивают. В итоге она как вылетит и ударилась об соседнюю дверь — это метра два она пролетела. И все, больше после этого она ко мне уже не приходила.

Врачи знакомые приходили, потом уже и передача была со мной на Рен ТВ. И уже нормально стали все воспринимать, все привыкли.

Т.: А вам эти знания не мешают в жизни?

И.: Кончено тяжело, тяжело тем, что ты видишь будущее, видишь состояние человеческого разума, видишь о чем он думает, то что от него можно ожидать. От всего общества. И что будет делаться впереди.И часто это разочаровывает, даже порой убивает. Вот это тяжело. А так если не входить в эту глубину общего, тогда ты можешь помочь себе, своим близким, где-то подлечиться, знаешь какой препарат тебе надо выпить, что надо сделать, что съесть, что нет. Вот это большой плюс. А в остальном тяжеловато.

Т.: Хорошо, тогда скажите вопрос о нашей медицине, она на каком уровне развития находится сейчас? Мы движемся вперед, или только назад?

И.: Частично. Мы за счет других стран выезжаем.

Т.: По поводу прививок, что вы можете сказать, детям надо делать или нет?

И.: Что касается гриппа я не делаю ни себе, ни своим детям. И если меня спрашивают близкие мои друзья я не рекомендую, почему, потому что мутация гриппа проходит если раньше только 8 раз за год, то в этом году будет 28 раз. И что мы можем прививать если он мутировал?

Т.: А другие прививки?

И.: Есть обязательные, которые делать надо.

Т.: Какие?

И.: Корь, краснуха. паратит, гепатит и все остальные. Потому что мы не подготовлены к этому совершенно. Можно и ветрянку прививать, но есть способы лечения ветрянки за сутки, за двое.

Т.: А вы можете поделиться рецептом? Или это назначается индивидуально?

И.: Есть индивидуальный способ, а есть общий, но мы должны учитывать и другие заболевания ребенка. Есть общие параметры, но с учетом чего-то и чего-то, поэтому все таки индивидуально.

Т.: А вы на расстоянии видите?

И.: Да. С любой точки Земли.

Т.: Ирина, а вы сейчас в Самаре живете?

И.: Уже да. Раньше по семейным обстоятельствам я была здесь только наездами.

Т.: А когда к вам можно обращаться?

И.: Когда считаете нужным, если у вас есть в этом необходимость.

Т.: Ирина, я знаю, что вы не назначаете цену за свои услуги. Почему?

И.: У нас нет цены, это и не должно быть так. Вот пришел человек, а если он не может денег заработать? Если он считает нужным поблагодарить, то пожалуйста, нет, так нет. У всех разное отношение и разный доход. Это просто мне рамками запрещено.

Т.: Ирина, еще вопрос, что вы можете сказать про Переход? Есть такое?

И.: Он уже начался переход. Обычная подсказка обратите внимание на небо в августе. Оно всегда было очень низким, обвитое звездами и был очень сильный звездопад. А этот август был как в январе. У нас есть единичный переход людей из одного состояния в другое. Мы переходим восприятием энергии, и это идет плавно и незаметно для человека. Человек меняет состояние своего сознания. Мы будем плавно мыслить по-другому.

Т.: А покойников Вы видите?

И.: Да. Иногда да.

Т.: Взаимодействуете, общаетесь с ними?

И.: Нет. Я специально никого не вызываю, не медитирую. при этом теряешь очень много энергии. Мне это запрещено, это нарушение законов, нельзя беспокоить усопших. Единственное, если иногда они приходят с кем-то из посетителей. Они заходят и то только для того чтобы передать какую-то информацию очень важную, или он хочет извиниться, или подсказать куда он деньги положил, под пол или еще куда-то и начинает говорить где это находится. Такое тоже было. А люди найти не могут. Одна бабушка вообще знаете куда деньги засунула? В чулок с луком на балкон повесила. В подполе находила, в консервной банке, ну еще в шкафах, в матрасах.

Т.: А понятие, что мысли формируют нашу реальность. Это есть?

И.: Абсолютно точно.

Т.: То есть мы как программы, что в себе закладываем…

И.: Да, то и воспроизводим.Чего боимся, то и получаем.

Т.: А этот Высший разум может повлиять на наши программы?

И.: Я знаю, что они не вмешиваются. Они вмешиваются в единичные особи, которые нужны нам для организации какой-то ячейки окружающего общества. Я уже им задавала этот вопрос.

Т.: А почему, таких как вы, не сделать больше им не интересно это?

И.: Наверное, не надо, может они смотрят, как к таким людям относятся. Как эксперимент.


КАК ПОЛУЧИТЬ КОНТАКТЫ ИРИНЫ СУДАКОВОЙ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

1220
Добавьте в соц. сети:
Cохраните в закладках:
См. также:
0
0
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Читая информацию портала, а также публикуя Ваши высказывания в виде комментариев или отзывов, помните, что ИСТИНА всегда  нахо­дится в развитии. Оставьте себе место для роста в том, что Вы говорите, и высказывайте свою ИСТИНУ в таком виде, который позволит другим придерживаться их ИСТИНЫ. Уважайте все оттенки ИСТИНЫ, как бы сильно они ни отличались от Ваших любимых оттенков. Помните: спор возможен лишь в той иллюзорной полярности, в которой мы живем. Авторы портала приносят свои извинения всем тем, чью ИСТИНУ они  «задели»…


Ваше имя: Ваш email:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть











© 2013—2018 «Такая... сякая», г. Самара.
Использование материалов, опубликованных на портале, запрещено правообладателем!
Размещение рекламы на сайте | Обратная связь